?

Log in

No account? Create an account

Как я лгал красным кхмерам. - Witѣ Lûste ☭ Mürder for Our Đrinkъ! — ЖЖ

фев. 16, 2018

02:04 pm - Как я лгал красным кхмерам.

Previous Entry Поделиться Next Entry

Chhuth Khay Comment J'ai menti aux Khmers rouges.

Как я лгал красным кхмером.

Книга мемуаров одного из переживших режим красных кхмеров (Демократической Кампучии). Одно время я планировал купить эту книгу из за того, что в описании указано, что автор работал в издательстве газеты "Нокор Тхом" в период Кхмерской республики (1970-75гг.)- я думал, что там будет много подробностей журналистской жизни, но хорошо, что этого не сделал, т.к. лонноловского Пном Пеня там и не особо много. Но на первых страницах мы сразу же находим несколько интереснейших историй:

Пустые гильзы.

Камбоджийские китайцы которые заключают контракт дабы собирать пустые гильзы, оставшиеся на полях сражений и отправлять их в Гонконг на переработку, перепокупают хорошие патроны, удаляют оттуда пулю и порох и получают подобным образом  "пустые" гильзы , которые они потом отправлют в Гонконг. Вот такое распрекрасное вредительство! Не особо понятно, почему пустые гильзы выходили дороже чем патроны, но наверное имеется в виду многоходовая комбинация, где американцы доплачивали т.к. хотели утилизации сырья, а лонноловские офицеры продавали ниже стоимости т.к. хотели наживы. Эта история была известна под именем "l'affaires des douilles" (дело гильз). Американцы от этого пришли в восторг, наверное, поразившись азиатской смекалке.

Тюрьма для политзаключённых.

Автор работающий в тюрьме для политзаключённых, где на 1975г. содержалось 400 узников, но потом он добавляет, что пленных не было. Он почему то не рассказывает нам о своём месте работы поподробней. Было бы интересно послушать про документы допросов красных кхмеров и вьетконговцев.

Коррупция.

Военный Пном Пень в котором царила тотальная коррупция. Автор выращивал поросят на продажу- одна свиноматка стоила 1млн. риелей (400 американских долларов по тому курсу), что равнялось 2 годам работы среднего чиновника.

Кхиеу Сампхан.

Автор хорошо знал семью Кхиеу Сампхана которая происходила также из Кампонг Тяма. Мать того была набожной буддистской. Он общался с самим Кхиеу Сампханом, жил рядом с ним в бытность работы того в правительстве принца Сианука, в районе Пном Пеня- Бынг Кенгконг (центрально-южная часть), выталкивал фольксваген Кхиеу Сампхана который застрял в рытвине после дождя (очевидно это ему не было зачтено впоследствии красными кхмерами!) и также знал младшего брата Кхиеу Сампхана- Кхиеу Сенгкима.

* * *

Эвакуация из Пном Пеня на юг, но через несколько месяцев они решили двинуться на восток, где были родственники у автора и его жены. Им повезло, они смогли пересечь Меконг в буквально последние часы, перед тем как красные кхмеры перекрывали его для пересечения беженцов.

После пересечения на восток, они погрузились на баржу, но им не позволили сойти на острове Кох Сотин, куда они направлялись т.к. новая власть имела другие виды на них. Их ссадили напротив Кампонг Тяма и отправили на север от дороги номер 7, где в 20-30 километров находилась деревушка с непритязательным именем Тхнол. т.е. дорога.



Там они провели 3 года своей жизни. Красные кхмеры стандартно пытались отыскать в переселенцах тех кто работал в бывшей администрации Лон Нола, для того, чтоб отвезти на "переобучение" т.е. прибить в лесу мотыгой. 30-40 процентов стандартно умерло от малярии и казней, но не трогали женщин и детей. Также не трогали китайцев, что автор объясняет тем, что новые власти их специально оберегали как своих "хозяев".

Выселение "новых людей" принесло с собой новый виток капитализма в деревню. "Новые люди" обладали золотом, аксессуарами, медициной и прочим и прочим, в чём нуждались красные кхмеры. Обмен риса шёл на золото или на американские доллары, часы, ручки, зажигалки, аспирин, антибиотики и антималярийные препараты- всё это пользовалось огромным спросом среди крестьян. Тёща автора шила нижнюю одежду для женщин красных кхмеров, т.к. крестьяне по его утверждению шить не умели, с чем я бы согласился в данное время.

Интересно как предстают крестьяне в представлении автора и вообще вся динамика отношений между городскими жителями и сельскими жителями. Последние предстают грязными, тупыми и очень туго соображающими, в то время как городские жители не прочь пошутить, побалагурить. Крестьяне тяжело переносят вмешательство "новых людей" в свою жизнь. Мне кажется, что большинство убийств- это всего лишь попытка крестьян восстановить свою теряющуюся "культурную гегемонию". Я прекрасно понимаю всю эту динамику между верхними и нижними классами. Мне кажется, что это прекрасно описывает марксистскую теорию и я поэтому с наслаждением читаю подобные вещи для того, чтобы видеть получше как эти классы взаимодействуют между собой.

Интересно высказывание, по выражению одного из членов сельской милиции "Вы пленные" и в этом свете наблюдение автора, что крестьяне немного осклабились, возложив часть тяжёлых и опасных работ на новых людей. Например собиральщиков сока сахарной пальмы, которые вынуждены карабкаться на пальму- что представляет собой очень опасное занятие. В данном свете интересно, что некоторые из кадров красных кхмеров взяли себе "новых людей" как наложниц, например упоминается один случай и другой где красный кхмер изнасиловал трёх девушек из Пном Пеня. Эти случаи остались без наказания т.к. Ангка была этими же людьми. Но это скорее всего было исключением из правил, так же упоминается деревня Рокар Кнонг, под названием "уголок любви" где по утверждению автора красные кхмеры изнасивовали множество "новых людей", а потом их убили. Вообще есть некоторая динамика между сексуальными отношениями и убийствами. Надо это проследить.

В 1978г. восток Камбоджи находился в состоянии гражданской войны- после самоубийства Сао Пхима, секретаря Восточной зоны- его многочисленные сторонники бежали в леса, откуда начали сопротивление новоприбывшим военным подразделением из Юго-западной зоны Та Мока и Центральной Каэ Поука. Юго-запад и Центр арестовывали старых кадров Восточной зоны и замещали их своими людьми, но ситуацию не удалось держать под контролем. Озлобленные старые кадры стали сопротивляться, уходить в леса и контактировать с новообразованным во Вьетнаме Единым фронтом национального спасения Кампучии. Юго-запад и Центр ответили неконтролируемыми убийствами и переселением населения из Восточной зоны через Меконг в западную часть Камбоджи. В это время шла пограничная война со Вьетнамом, везде была слышна канонада, а по дорогам шли переселенцы. Т.е. это было веселейшее время, как следует из описания. Автору удалось пережить этот тяжёлый период, фактически не потеряв никого из родственников несмотря на то, что он оставил Тхнал, деревню где он находился, т.к. старые кадры не хотели ничего больше иметь с "новыми людьми" которые могли их сдать Юго-западным и центральным кадрам. Но у автора погибло много родственников на островах Меконга, во узнал он об этом лишь после падения Демократической Кампучии.

После вторжения вьетнамцев убийства прекратились, но по сёлам уже бродили остатки войск Юго-запада и Центра. Крестьяне заманивали их, угощали, обеззоруживали, а потом забивали мотыгами. Остатки Юго-запада и Центра не оставались в долгу и также отвечали безобразнейшими убийствами, в которых уже не щадились ни женщины, ни дети. Фактически была восстановлена старая администрация Восточной зоны, в то время как вьетнамцы контролировали национальную дорогу номер 7 и крупные населённые пункты. Начался разгул преступности и бандитизма, открылись рынки, но продукты не были доступны для всех, т.к. мало у кого оставалось золото или другие ценные для обмена вещи.

Автор и его семья обратно возвращаются в Пном Пень и там уже принимают решение перебраться во Францию. Они совершают путешествие к тайско-кампучийской границе, где платят золотом за возможность встретиться с Красным Крестом, в неизвестно кем контролируемом лагере. Европейцы Красного Креста умилённые хорошим французским автора переводят его уже в лагерь Кхао Иданг откуда тот уже может перебраться во Францию и оттуда написать нам эти воспоминания.